Спрошу об этом у священника…

В расписании служб есть пояснение, что 10 февраля Церковь чтит память новомучеников и исповедников. Я порылась в литературе и выяснила, что в ХХ веке прославлено более 1000 человек. Это, кажется, больше, чем прославлено нашей Церковью за все годы ее существования. Почему так получилось?

Ольга ФРОЛОВА.

На вопрос читательницы отвечает иерей Димитрий САМОХИН:

– Действительно, 10 февраля наша Церковь чтит память своих новомучеников и исповедников. Этот праздник установлен в честь тех жертв террора, имена которых мы до сих пор до конца не знаем. А тех мучеников, о ком мы знаем, кто прославлен Церковью, более тысячи человек. Это огромное число тех, кто в XX веке не убоялся пойти навстречу смерти, истязаниям, забвению, клевете ради правды Божией.

Наверное, ничто не может поразить сознание наших современников так, как этот трагический опыт нашего народа, явившего так много мучеников и исповедников. Трудно представить, в каких невероятных условиях осуществлялось это исповедничество. Часто людей прямо принуждали отказаться от веры, на что мучители в большинстве случаев получали в ответ «нет». Гонители либо отступали, либо сразу присуждали такого человека к смертной казни. Но все было не  просто – враг был изощрен, хитер, организован. Те, кто имел возможность читать страшные протоколы допросов, подтверждают, что все было очень запутано и изуверски юридически грамотно. Современный криминалист, получив подобный результат допроса скажет: «Человек, который был подвергнут допросу, являлся врагом». Так были сфабрикованы обвинения. И все-таки были те, кто, несмотря на всю изощренность, продуманность, организованность машины истребления, оставались способными ответить гонителю: «Я со Христом, и я Его не предаю!»

Им не задавали прямых вопросов, скорее так: «Кого еще вы можете назвать? Кто вместе с вами в храм ходил? С кем еще вы беседовали на религиозные темы? А что вам ответил тот или иной человек?», чтобы получить имена других. Так создавался снежный ком массовых репрессий. Нередко они убеждали допрашиваемого в том, что человек, против которого он не хочет свидетельствовать, на самом деле все уже про него рассказал и назвал его врагом. Теперь, мол, тебе нужно просто ответить тем же: скажи, что и он враг. И многие говорили, но их участь ничем не отличалась от участи тех, кто не говорил, – может быть, последних только били больше, истязали больше, пытаясь вырвать обвинения в адрес других людей.

Вот почему смертная казнь в годы репрессий сама по себе не является достаточным основанием для канонизации. В таком случае нужно было бы канонизировать всех, кто был репрессирован. Церковь не пошла по этому пути, и сегодня она останавливает всех тех, кто, желая увеличить количество новомучеников в рамках епархии или самоуправляемой Церкви, стремится идти по этому легкому пути: был казнен – значит, святой. А если этот «святой» в преддверии казни привел к казни многих других? Если косвенно на нем кровь других?

Этот изощренный подход к допросам отличает подвиг новомучеников Церкви нашей в веке XX от всего, что было ранее. Потому что никогда ранее человек не поставлялся в такую сложную с нравственной точки зрения ситуацию. Никто не подвергался такому ухищренному давлению, как те, кто проходил через эти застенки. А наша Церковь никогда не канонизировала людей только по одному признаку: казнен – значит, святой. Те, кому довелось читать протоколы допросов, должны были и понимать те способы, которые человек противопоставлял хитростям мучителей. Были случаи, когда несдающийся, никого не оклеветавший, открыто исповедовал свою веру в Господа. Это надо было читать между строк. А протокол допроса создавался помимо его воли.

Значит, не всякое самооболгание и не всякое лжесвидетельство на деле является таковым, ведь перо, порой подсовывали в руку умирающему, человеку, потерявшему возможность осознавать происходящее. И все же тщательное изучение документов доказывает, что перед нами действительно тысячи истинных. Тех, в страшных застенках, сокрытые от глаз общественности, вне всякой связи со средствами массовой информации, в полном одиночестве лицом к лицу предстояли мучителям, действительно являют дивный пример стойкости и святости, и Церковь прославляет их имена.

В современной истории немало противоречий. Чтобы не поддаться на соблазн, не распять свои принципы и идеалы, нам следует в самых различных ситуациях идти только за Самим Богом. Тогда по молитвам новомученников и исповедников Церкви Русской нам будет дана помощь.

Поделиться в соц. сетях

0
Яндекс.Метрика