Причины и масштабы голода на Кубани в 30-х годах XX века

Голод – знакомое России явление. Так, неурожай 1891 года привел к голоду в 29 губерниях страны. Известно, что голод поразил советскую Россию на исходе гражданской войны. Вследствие разрухи, засухи в 1921-1922 годах в РСФСР и Украине численность населения пораженных неурожаем районов доходила до 35 млн человек. Число голодавших, по разным оценкам, составляло от 22 до 30 млн человек. Число умерших колеблется от 1 до 5 миллионов. В начале 20-х годов государство организовало продовольственную помощь голодающим. Советское правительство не скрывало фактов массового голода, была создана Центральная комиссия помощи голодающим, различные общественные организации, принималась зарубежная помощь. Под эгидой Международного Красного креста Поволжье получило 5 млн пудов продовольствия, США предоставили 28 млн пудов продуктов.

В начале 30-х годов ситуация в стране совершенно изменилась. Руководство ВКП(б) считало приоритетным направлением внутренней политики на индустриализацию. Она проводилась главным образом за счет ограбления деревни, эксплуатации крестьянства, составлявшего в то время примерно 100 млн человек. 

На снабжение Красной Армии, жителей городов, которые, начиная с 1928 года, имели гарантированное снабжение продуктами питания по карточкам, из села забиралось продовольствие любыми средствами. Зерно отправлялось на экспорт за рубеж. В 1931-1932 годы в СССР снизился валовый сбор зерна, при этом план по заготовкам увеличился. Увеличивался и экспорт зерна. Полуголодная зима 1931-1932 годов сопровождалась  массовым выходом крестьян из колхозов. Колхозники и единоличники снимались с мест, уходили на заработки в города и на стройки. В 1932 году положение еще более усугубилось.

В начале 1933 года в партийные, советские и карательные органы поступила директива Сталина и Молотова, в которой предписывалось не допускать массового исхода крестьян с Украины и Кубани. Беглецов надлежало немедленно арестовывать, выявлять среди них «контрреволюционных элементов» и возвращать в места проживания. К началу марта 1933 года, по данным ОГПУ, было задержано 219,5 тыс. таких человек, из них 186,6 тыс. возвращены домой, остальные привлечены к уголовной ответственности – нужны были «козлы отпущения» за провал в деревне. В речи Сталина «О работе в деревнях» виновниками были названы сельские коммунисты и недобитые кулаки.

Репрессии и нажимы на колхозы усилились с августа 1932 года. В результате к осени этого года начался голод. Сталинское руководство все усиливало политику решительного наступления на крестьянство.

Северо-Кавказский крайком ВКП(б) 4 ноября 1932 года принял отредактированное Сталиным постановление «О ходе хлебозаготовок и сева в районах Кубани». В нем говорилось: «…В виду особо позорного провала плана хлебозаготовок и озимого сева на Кубани поставить перед парторганизациями боевую задачу – сломить саботаж хлебозаготовок и сева, организованный контрреволюционным кулацким элементом, уничтожить сопротивление части сельских коммунистов, ставших практически проводниками саботажа…».

В этом же постановлении объявлялось о занесении первых кубанских станиц за срыв планов по севу и хлебозаготовкам на «черную доску», что предусматривало прекращение подвоза товаров колхозной, кооперативной и государственной торговли. Жители «чернодосочных» станиц были предупреждены о возможном выселении за пределы края «в северные области». К «саботажникам» были приняты крайние меры. Уже 6 ноября 1932 года были опубликованы фамилии 20 расстреляных. Это были кладовщики, завхозы, председатели колхозов. К началу 1933 года были опубликованы имена еще 46 расстреляных.     

Всего в Северо-Кавказском крае, куда административно входила Кубань, в ноябре 1932- январе 1933 годов было арестовано и брошено в тюрьмы около 100 тысяч человек. По неполным данным число депортированных из сельских районов Кубани в этот период достигло 63,5 тыс. человек.

Самым драматичным итогом этих хлебозаготовок стал голод, охвативший зерновые районы Украины, Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, Южного Урала и Казахстана. По оценкам специалистов, в 1932-1933 годах в СССР голодало 30 и более миллионов крестьян. Партийное руководство было вынуждено признать, что население голодает, голод охватил 21 из 34 кубанских зерновых районов (территория современных Ейского, Каневского, Павловского, Тимашевского, Щербиновского, Староминского и других районов…). 

Советское руководство рассматривало Кубань как одну из самых богатых житниц страны и намеревалось извлечь отсюда значительную часть товарного зерна.  С другой стороны наш край отождествлялся с неким гнездом кулацко-казачьей контрреволюции. В ходе хлебозаготовок 1932-1933 годов удары направлялись, прежде всего, против казачества. Органами ОГПУ был сфабрикован ряд дел в отношении «казачьих контрреволюционных повстанческих организаций».

Тем временем голод набирал обороты. Обессиленные люди не всегда могли увести умершего на кладбище.  Хоронили на приусадебных участках, хоронили без гробов. Люди падали прямо на улицах станиц и умирали. Были отмечены случаи канибализма.  В общей сложности на Кубани умерло примерно 60% сельского населения, а в отдельных станицах до 90%. В целом в СССР, по разным оценкам, от голода погибло от 7,2 млн до 10,8 млн человек.

Сегодня  ясно, что война сталинского руководства с собственным народом была развязана не по национальному, а по классовому принципу. От нее страдали все – русские, украинцы, казахи. Советский Союз официально не признал наличия голода и всячески скрывал эти факты от мировой общественности. В стране победившего социализма голода просто не могло быть! Более того, в условиях массового голода продолжался экспорт хлеба за границу. В 1932 году было вывезено за границу 18 млн центнеров зерна.

В заключение отмечу, что для Кубани 1937-й год начался на несколько лет раньше. В период коллективизации, а также голода 1932-1933 годов в нашем крае в широких масштабах были опробованы различные методы и инструменты репрессий. Это осуществление карательных акций, создание квазисудебных органов, установление определенных категорий для осуществления репрессий и лимитов на их реализацию, депортации, наделение репрессивных органов особыми полномочиями. И, конечно, проведение мощных идеологических кампаний по назначению новых «врагов». Страну готовили к «большому террору» (1937-1939 г.г.) по всему СССР.

Николай ШЛЫКОВ, казачий полковник.

Поделиться в соц. сетях

0
Яндекс.Метрика